Поиск по сайту
Карта сайта
Приказ о закрытии профильного производства на Запорожском алюминиевом комбинате уже подписан. В течение апреля-мая все еще действующие электролизеры будут законсервированы, а выпуск первичного алюминия прекратится. Собственник комбината – холдинг "Русал" Олега Дерипаски – заявляет, что предприятие больше не может выдерживать слишком высокие тарифы на электроэнергию в Украине. Хотя счета за электричество – далеко не единственная проблема Русала в Запорожье.Даже трудно сказать, чего в действиях Русала больше: попытки пошантажировать украинскую власть или просто равнодушия. Ведь ЗАлК сегодня и так уже скорее мертв, чем жив. За три последних года из эксплуатации выведено 75% всех электролизеров на комбинате, закрыто глиноземное производство и уволены около 2 тыс. рабочих. За этот же период комбинат накопил более 1 млрд грн. убытков (из них – 274 млн грн. за прошлый год). Объемы выпуска алюминия при этом сократились со 112 до 25 тыс. тонн в год. Иными словами, ЗАлК превратился для Русала в чемодан без ручки. Нести его обременительно, продать в таком виде – сложно, но если полностью закрыть комбинат, то его могут просто отобрать. Ведь если О.Дерипаска попрекает украинское правительство драконовскими тарифами, то оно со своей стороны ставит ему в вину невыполнение инвестобязательств. На почве этих взаимных претензий может родиться как компромисс, так и полный разрыв. Аргументы ЗАлКа в целом не лишены логики. Поскольку в основе производства алюминия лежит процесс электролиза, то большинство производителей этого металла в мире напрямую договариваются с энергетическими компаниями о специальных тарифах на электроэнергию. В Украине же договариваться необходимо с правительством. Потому что даже если ЗАлК стоял бы под стеной Запорожской АЭС, он все равно не мог бы покупать у нее электричество напрямую, а только через энергорынок. В результате в 2010 году цена кВт·ч для ЗАлКа соcтавляла примерно 8,7 американских цента, а для его зарубежных конкурентов – в среднем 4-5 центов, а то и ментше. Неудивительно, что себестоимость украинского алюминия выше, чем его цена на Лондонской бирже металлов. Однако установить специальный льготный тариф для комбината О.Дерипаски правительство страны отказывается. По крайней мере, до тех пор пока он не вернет Укрэксимбанку 76 млн долл., привлеченных еще в 1990 годах прошлого века под государственные гарантии.Озвученная цифра – это фактически та цена, которую Русалу необходимо заплатить за спасение Запорожского алюминиевого. Но российский холдинг считает, что претензии не по адресу. Мол, кредиты привлекал не он, закупленного на заемные средства оборудования на комбинате нет, а кредитный договор расторгнут в судебном порядке по инициативе ЗАлКа еще пять лет назад. Формально Русал прав. Ведь закупленная в рамках кредита у итальянской компании Fata фольгопрокатная линия находится на балансе не ЗАлКа, а специально созданного госпредприятия "Запорожский фольгопрокатный завод" (кстати, она так и не запущена). Приватизационный договор с Фондом госимущества Украины подписывал опять же не Русал, а совсем другая российская компания – Автоваз-Инвест. Структуры О.Дерипаски выкупили у нее Запорожский алюминиевый только в 2006 году.До сделки они, правда, подтверждали преемственность всех приватизационных обязательств Автоваз-Инвеста, но сразу же после оформления покупки отправились в суд расторгать договор о возврате Укрэксимбанку денег по фольгопрокатному кредиту. Киевский хозяйственный суд иск Русала тогда поддержал. Но в прошлом году Генпрокуратура Украины подняла это дело и потребовала вернуть 68% акций ЗАлКа в госсобственность. По ее мнению, долг по кредиту должен возвращать владелец комбината, кто бы им ни был на данный момент. Отказ признавать за собой эту задолженность является основанием для лишения Русала прав собственности на этот бывший госпакет комбината.Кроме того, за владельцами ЗАлКа числится еще один грех – модернизация предприятия при О.Дерипаске практически не проводилась. Такую претензию труднее подшить к юридическому иску. Но в дискуссии с владельцами комбината она всплывает постоянно. Сейчас на долю электроэнергии в себестоимости запорожского алюминия приходится примерно 48%. У современных зарубежных производств этот показатель составляет примерно 30%. Если бы в обновление электролизных мощностей были вложены обещанные еще Автоваз-Инвестом 200 млн долл., вопрос о льготном энерготарифе, возможно, вообще не стоял бы перед комбинатом, или стоял бы не так остро. Здесь напрашиваются аналогии с поведением другой российской компании в Украине – ТНК-ВР. Та в свое время тоже не успела провести коренную модернизацию Лисичанского нефтеперерабатывающего завода и теперь, проигрывая иностранным конкурентам, периодически грозит украинскому правительству остановить свой НПЗ, если не получит экономических льгот.Однако разница между Русалом и ТНК в том, что вторая искренне заинтересована в присутствии на украинском рынке, тогда как первая – вообще-то не очень. Русал строит два новых алюминиевых комбината в России и собственную ГЭС для обеспечения их электричеством, планируя запустить все это в эксплуатацию уже в 2012 году. В тени новичков старенький ЗАлК и так бы окончательно потерялся. Ведь даже сейчас запорожский взнос в общую алюминиевую корзину Русала (холдинг выпускает порядка 4 млн тонн алюминия в год) составляет менее 1%. Поэтому россияне не видят экономического смысла развивать украинский проект. Но и отдавать комбинат за "просто так" кому-либо, в том числе и государству, они не имеют ни малейшего желания. Это классическая позиция собаки на сене. Прошлогодние наезды Генпрокуратуры и ФГИУ на ЗАлК – своеобразные попытки вспугнуть собаку. Но эти атаки юристы предприятия пока отбили. Зато теперь к процессу подключилась налоговая. Она отказывает комбинату в возмещении НДС на 238 млн грн. и требует открыть дело против гендиректора ЗАлКа, обвиняя его в завышении сумм налога, предъявленных к возмещению. Еще 27 млн грн. штрафов алюминщикам насчитали за промышленные выбросы. Можно предположить, что подобному прессингу комбинат теперь будет подвергаться постоянно. Таким образом, украинские чиновники ведут против его российских хозяев кампанию по принуждению к миру. Причем больше всего в этом заинтересованы власти самого Запорожья. Ведь в случае закрытия ЗАлКа в регионе появится более 1 тыс. новых безработных, а Запорожьеоблэнерго потеряет одного из крупнейших клиентов (другое дело, что его платежеспособность сегодня не на высоте). Варианты перепрофилирования предприятия под производство на нем полуфабриката из алюминиевых чушек или кремния для местного завода полупроводников – это, конечно, лучше, чем ничего, но гораздо ниже потенциала комбината. Примерно то же, как на танковом заводе производить пуговицы.Если бы за Русалом не тянулся такой конфликтный шлейф и был хотя минимум заинтересованности в работе комбината, вопрос с дифференцированным тарифом на электроэнергию мог бы решиться приемлемым образом. Таких прецедентов в мире достаточно. Да и в Украине они были. В частности, до 2005 году ЗАлК платил за свет цену, привязанную к ценам на алюминий на Лондонской бирже металлов. Сегодня, когда алюминий стоит достаточно дорого, энергетики не так и много потеряли бы на скидках. Были попытки внедрить в отечественную практику и другой механизм: заключение крупными потребителями электроэнергии фьючерсных контрактов с Энергоатомом по льготным тарифам. Но и он долго не просуществовал. Оживить эти схемы можно, но вряд ли в условиях конфронтации.Дальнейшее развитие ситуации вокруг Запорожского алюминиевого комбината косвенно может отразиться еще на двух гигантах украинской цветной металлургии – Николаевском глиноземном заводе и Запорожском титано-магниевом комбинате. НГЗ – это еще один украинский актив Русала. И если официальному Киеву захочется по-настоящему приструнить О.Дерипаску, он может направить свой строгий взор на Николаев. Поводов для придирок хватает. Это и февральско-мартовские выбросы красного шлама на НГЗ, и дискриминационный выкуп акций у миноритариев завода, имевший место в 2004 году. А вот николаевское предприятие для Русала, в отличие от запорожского, жизненно важно. Без него рвется вся цепочка алюминиевого бизнеса. В 2010 году НГЗ произвел рекордное количество продукции – свыше 1,5 млн тонн. Львиная ее доля ушла в Россию. Поэтому самый большой страх О.Дерипаски в Украине сводится к тому, что какое-то из копий, ломающихся за ЗАлК, срикошетит в сторону Николаевского глиноземного.Еще одним небеспристрастным наблюдателем за ходом событий на Запорожском алюминиевом комбинате является Дмитрий Фирташ, недавно взявший под свою пока что неформальную опеку титановое производство в Запорожье. ЗТМК, как и ЗАлК, кровно заинтересован в более щадящем тарифе на электроэнергию. Но и у него есть свои финансовые "висюльки" перед государством, о чем недавно отрапортовало областное контрольно-ревизионное управление. Поэтому Д.Фирташу желательно, чтобы Русал все-таки разошелся с энергетиками и правительством миром. Тогда и возводимый им титановый холдинг, по аналогии, мог бы рассчитывать на дешевое электричество. К тому же у Д.Фирташа весьма конструктивные отношения с нынешним руководством Минэнергоугля, поэтому есть вероятность, что последнее все-таки подаст свой голос в защиту особых энерготарифов для цветной металлургии. -- ИА "Минпром (Украина)"
 
Новости рынка
Арматура
Сталь
Обработка металла