Поиск по сайту
Карта сайта
Многолетнее существование бизнеса за счет преференций от государства сыграло злую шутку с основным собственником украинских ферросплавных предприятий Игорем Коломойским. Его нежелание инвестировать в развитие отрасли ставит под угрозу ее дальнейшую работу. Новые проблемыОчередная волна публикаций в СМИ о проблемах украинских ферросплавщиков началась в мае. На этот раз она направлена против Национальной комиссии регулирования энергетики, разработавшей новый порядок определения класса потребителей электроэнергии. Он больше не позволяет Стахановскому ферросплавному заводу пользоваться более низким тарифом.При этом представители предприятия и Украинской ассоциации производителей ферросплавов утверждают, что новые тарифы делают продукцию СЗФ неконкурентной по сравнению с импортными аналогами. Ранее похожая ситуация была и с Запорожским ферросплавным заводом, который при доходах в 1,808 млрд грн. за несколько лет не сумел построить для себя подстанцию стоимостью 80 млн грн., дающую право пользоваться сниженным тарифом как потребителю I класса.И вот сейчас в ход опять идут угрозы остановить указанные предприятия, к давлению на государственные органы власти собственник и администрация подключают профсоюзы, которые обещают забастовку. Последних трудно винить за беспокойство, связанное с дальнейшей судьбой многотысячных трудовых коллективов.Только подходят они к запутанному клубку отраслевых проблем совсем с другого конца. Между тем у беспристрастного наблюдателя сразу возникает вопрос: почему у ЗФЗ и СФЗ такой большой расход электроэнергии по сравнению с зарубежными производителями, что повышение ее стоимости на 27,3% (разница между I и II классом) так критично для сбыта? Ответ, что называется, лежит на поверхности: отсутствие инвестиций собственника в энергосбережение. А раз так, все претензии следует адресовать именно ему как неэффективному работодателю. Ведь совершенно очевидно, что любые преференции носят временный характер и сами по себе ничего не решают. О пользе монополииДанный тезис подтверждает ситуация, которая сложилась в авиационной отрасли, где у И.Коломойского также есть активы. На украинском рынке пассажирских авиаперевозок он является почти таким же монопольным игроком, как и в производстве ферросплавов.Так, на подконтрольный И.Коломойскому альянс "Украинская авиационная группа" приходится львиная доля всего объема пассажирских авиаперевозок по внутренним и международным рейсам. Благодаря такому положению УАГ может себе позволить некоторые вольности. Например, установить стоимость билетов на полеты из Киева в Донецк в 1,7-1,8 раза выше, чем у конкурента в лице "Международных авиалиний Украины", как это было в сезоне 2010-2011 годов, по данным Антимонопольного комитета Украины. Или сделать дороже полеты в Симферополь в 1,3-1,7 раза по сравнению с тем периодом, когда кроме УАГ этот маршрут обслуживали еще три компании. При этом Государственная инспекция по защите прав потребителей Украины в августе 2011 была вынуждена оштрафовать входящие в УАГ авиакомпании "ДнепрАвиа", "АэроСвит" и "Донбассаэро" на 120 млн грн. за неудовлетворительное качество услуг по перевозкам пассажиров и багажа. В официальном сообщении Госпотребинспекция отмечала большое количество жалоб пассажиров из разных регионов Украины и других стран мира на неудовлетворительное качество услуг, предоставляемых компаниями УАГ.Но все это на отечественном рынке, пока что наглухо закрытом от конкуренции с зарубежными авиаперевозчиками – напомним, Украина не присоединилась к соглашению об "открытом небе", действующему в Евросоюзе.Между тем И.Коломойскому принадлежит и ряд скандинавских авиакомпаний. Им приходится работать в условиях жесткой конкуренции как с монстрами рынка типа British Airwaves, KLM, France Air, Lufthansa, так и с мелкими лоукостерами.Раньше шведским "Skyways Express AB" и "City Airline AB" вместе с датской "Cimber Sterling АВ" как-то удавалось выживать. Но вот в 2010 И.Коломойский через офшор "Mansvell Enterprises Ltd." стал владельцем шведских авиакомпаний, а в мае 2011 – датской. И уже 22 мая нынешнего года стало известно о банкротстве "Skyways Express" и "City Airline", существовавших с 1940 и 2001 соответственно. Чуть раньше, в начале мая 2012, о банкротстве объявила "Cimber Sterling", созданная в 1950.Таким образом, днепропетровскому предпринимателю понадобилось совсем немного времени, 2 года в первом случае и 1 год во втором, чтобы довести подконтрольных скандинавских авиаперевозчиков до банкротства. Этот факт показывает, насколько успешно И.Коломойский способен управлять активами в условиях реальной конкуренции, без преференций от государственных регулирующих органов.Привет из АлапаевскаХотелось бы думать, что скоропостижное банкротство скандинавских авиакомпаний после прихода туда И.Коломойского – досадное совпадение и что на самом деле это блестящий бизнес-стратег. Но еще один пример из истории ферросплавного бизнеса совладельца группы "Приват" заставляет в этом усомниться.Как известно, в 2004 структуры "Привата" приобрели на Урале Алапаевский метзавод, выпускавший доменный ферромарганец. А уже в 2005 это предприятие с 300-летней историей было закрыто, проработав при новом собственнике всего год с загрузкой мощностей в 32,5% от проектного значения. Стоит отметить, что тогда до глобального кризиса было еще далеко, мировая металлургия только подбиралась к пиковым значениям как по объемам производства, так и по рентабельности работы. Т.е. списать остановку АлМЗ на некие факторы, которые выше возможностей И.Коломойского, тут не получается. Опять же, нельзя сказать, что это предприятие, пусть и далеко не первой свежести, утратило привлекательность для бизнеса. Об этом свидетельствует тот факт, что после остановки АлМЗ с предложением его покупки к "Привату" обращались группы "Северсталь" Алексея Мордашова, Новолипецкого меткомбината Виктора Лисина, Магнитогорского меткомбината Виктора Рашникова и тогдашний миноритарный акционер Первоуральского новотрубного завода Зелимхан Мурцоев.Однако днепропетровская бизнес-группа, словно собака на сене, и завод не запускала, и потенциальным покупателям отказала. По словам министра промышленности Свердловской области Анатолия Гредина, "Приват" по привычке хотел подзаработать на перепродаже, в 2-3 раза завышая реальную стоимость, а российские металлурги не видели смысла переплачивать. Поэтому администрация Свердловской области была вынуждена вмешаться в ситуацию: ведь АлМЗ – градообразующее предприятие для Алапаевска и его 5-летний простой самым негативным образом сказался на жизнедеятельности старинного уральского города. Под нажимом областных властей, к которому подключались фигуры уже на федеральном уровне, в феврале 2011 И.Коломойский и его бизнес-партнер Геннадий Боголюбов все же продали завод сибирской группе "Новаэм" Виталия Черномора.И уже в ноябре 2011 АлМЗ был торжественно введен в эксплуатацию. За 9 месяцев на АлМЗ отремонтировали доменную печь, восстановили депо ремонта ковшей и центральную котельную с переводом котлов на природный газ. По словам В.Черномора, запуск завода обошелся группе в 1 млрд руб., или чуть больше 30 млн долл. Сейчас предприятие успешно работает, несмотря на по-прежнему непростую ситуацию в мировой металлургии. "Практика показывает, когда приходит новый собственник, заинтересованный в развитии предприятия – все получается", – прокомментировал ситуацию губернатор Свердловской области Александр Мишарин.И тут с ним трудно не согласиться. А некоторым постоянно что-то мешает быть успешным инвестором. То импорт ферросплавов, то дорогая электроэнергия, то Нацкомиссия регулирования энергетики, то Минэкономторг. Как танцору из известной поговорки. -- ИА "Минпром (Украина)"
 
Новости рынка
Арматура
Сталь
Обработка металла