Поиск по сайту
Карта сайта
На днях российскую металлургию взбудоражили сообщения о возможном слиянии "Северстали" и Evraz Group. Понятно, что такая перспектива вряд ли по душе Алексею Мордашову, тем более, что завершится все деприватизацией контрольного пакета будущего холдинга. Тем не менее, указания свыше обсуждению не подлежат. В прошлом году, когда сорвалась сделка по слиянию "Северстали" с Arcelor, аналитики дружно заговорили о грядущей консолидации внутри России. Масла в огонь добавилось, когда Роман Абрамович выкупил 41% Evraz Group: эксперты сходились в том, что ему, как доверенному лицу Кремля, поручено собрать активы черной металлургии в единую мощную компанию. Правда, перспективы затуманивались тем, что все крупные сталелитейные предприятия страны более чем рентабельны, и это дает возможность их амбициозным владельцам сохранять самостоятельность. Очевидно, что ни один из них не пожелает стать вторым лицом в компании, уступив первое место кому-нибудь из коллег. Тем не менее, было понятно и другое: сталелитейные магнаты, аккуратно согласовывающие каждый свой важный шаг с кремлевскими лидерами, не решатся противостоять их прямым указаниям, чтобы ненароком не разделить судьбу злополучного Михаила Ходорковского. Тем временем, правительство продолжало реализацию своих планов создания крупных холдингов в стратегически важных отраслях с последующим переводом их под контроль государства. Преодолев все проблемы, связанные с объединением титановой отрасли, правительство создало мирового гиганта "ВСМПО-АВИСМА", и 66% этого холдинга выкупил "Рособоронэкспорт". Сейчас аналогичные события разворачиваются вокруг "Норильского никеля": слухи о его объединении с алмазной компанией "Алроса", возникшие еще в 2004 году, сейчас близки к осуществлению. Совладелец "Норникеля" Михаил Прохоров, который категорически возражал против передачи кому-либо контроля над компанией, теперь продает свой пай Владимиру Потанину, а тот послушно исполнит любые указания Кремля. Правда, в отношении передачи никелевого гиганта под контроль государственной "Алросы" есть определенные сомнения — скорее, контроль над "Норникелем" выкупит тот же "Рособоронэкспорт". Поэтому слухи, запущенные "Газетой" со ссылкой на источники, близкие к властным структурам, относительно предстоящего слияния "Северстали" с компанией Evraz с последующей деприватизацией этого холдинга, похожи на правду. Тем более, что в качестве будущего владельца этого актива называют тот же "Рособоронэкспорт". Это вполне соответствует планам правительства иметь контроль над всеми стратегическими отраслями экономики. Таким образом, вслед за нефтегазовой промышленностью, атомной энергетикой и цветной металлургией пришла очередь сталелитейной отрасли. Понятно, что со стороны Романа Абрамовича возражений не последует. Объединение же двух лидеров российского рынка приведет к созданию производителя, способного выплавлять 33 млн. тонн стали в год. Таким образом, эта компания займет второе место в мировом рейтинге, опередив Nippon Steel и Posco. При этом активы потенциальных партнеров удачно дополняют друг друга — "Северсталь" выпускает плоский прокат, а Evraz — длинномерную продукцию. Таким образом, они не конкурируют на внутреннем рынке. Существенно также, что у обеих компаний есть вполне перспективные зарубежные активы. Evraz контролирует сталепрокатный завод в Италии Palini e Bertoli, чешский металлургический завод Vitkovice Steel и американскую Oregon Steel, а "Северсталь" — итальянскую Lucchini и американскую Severstal North America. С другой стороны, очевидно, что перспектива передать кому-то контроль над компанией, в отношении которой у него есть обширные планы, не радует владельца "Северстали" Алексея Мордашова. В октябре прошлого года он заявил в интервью Financial Times: "Слияние с "Евразом" невыгодно обеим компаниям, так как существует возможность приобретения компаний за пределами России и потому что иметь единого крупнейшего сталепроизводителя в России, который бы доминировал над рынком, просто опасно". И добавил, что "в ближайшие пять лет "Северсталь" намерена производить 100 млн. тонн стали в год, поэтому слияние с "Евразом" было бы ненужной авантюрой". Затем, на брифинге в январе, он заявил, что не видит серьезных предпосылок для дальнейшей консолидации российской в стальной отрасли, и добавил, что "Северстали" интересны активы за пределами как России, так и Европы в целом — "любые активы в любых регионах". Он подчеркнул, что какая-либо сделка может состояться только в том случае, если она будет экономически выгодной. В прошлом году Мордашов утверждал, что "Северсталь" готова рассмотреть предложения о слиянии с компаниями-производителями стали из Европы, Азии, Южной и Северной Америк: "Мы не собираемся увеличивать объемы производства, но хотели бы поднять стоимость нашего товара. Свою стратегию он тогда обозначил следующим образом: "Северсталь" собирается уравновесить производство недорогих слябов и "необработанной" стали на российских заводах — извлекая при этом выгоду из дешевизны рабочей силы и доступности к залежам относительно дешевой железной руды — и дорогой продукции, в основном производящейся на зарубежных заводах и использующейся, к примеру, в автомобильной промышленности". И добавил: "Благодаря хорошо налаженному технологическому процессу и высокому качеству продукции, я уверен, конкурентоспособную сталь можно производить и в дорогих странах, так же как и в странах с низкой затратной стоимостью, таких как Россия". Тем не менее, впоследствии владелец "Северстали" радикально пересмотрел свою точку зрения. В апреле Мордашов уже не был так категоричен, и не отрицал возможности слияния с Evraz. Он сообщил в интервью The Financial Times: "Да, безусловно, я бы хотел участвовать в консолидации российской металлургической отрасли, любые комбинации могут дать положительный результат". Отвечая на вопрос журналистов о возможности альянса с "Евраз групп", Мордашов подчеркнул, что не исключает подобной сделки, хотя видит в ней как положительные, так и отрицательные стороны. С ним согласны и некоторые аналитики. Так, Сергей Донской из компании "Тройка-Диалог" считает, что непосредственной сиюминутной выгоды от объединения "Евраза" и "Северстали" нет. С его точки зрения, определяющим фактором в случае слияния будет цена. Правда, он полагает, что у компаний будет больше гибкости в развитии, больше финансовых возможностей. Поскольку объединенная структура будет широко представлена в США и Европе, то она сможет более активно участвовать в мировой консолидации рынка. Как бы там ни было, Мордашов — хотя и неохотно — выполнит волю Кремля. Возможно, именно для того, чтобы сделать его более сговорчивым, Коллегия Счетной палаты рассмотрела результаты проверки эффективности действующего законодательства о налогах и сборах при реализации товаров, добыче полезных ископаемых и возмещении НДС по экспортным операциям в ОАО "Северсталь". И пришла к малоприятным выводам, которые были обнародованы 17 мая. Обнаружилось, что компания платит слишком мало налогов. Правда, невысокий уровень налогового бремени "Северстали", в основном, обусловлен значительной долей продукции, реализованной на экспорт (около 30%) и, как следствие, большими суммами возмещаемого НДС по экспортным операциям. Тем не менее, Коллегия сочла, что отчисления в бюджет могли бы быть и побольше. Кроме того, был отмечен ряд недостатков в деятельности объектов проверки. В итоге, Коллегия решила направить информационные письма в Правительство, МПР и ФНС России. Отчет о результатах проверки направляется в палаты Федерального Собрания, а также полномочному представителю президента в Северо-Западном федеральном округе. Разумеется, ничего страшного для Мордашова в этом нет, но… вспомним историю Ходорковского, который не вовремя полез в политику. Да и в принципе, понятно, что любая компания использует те или иные способы оптимизации налогов. Так что эту проверку можно воспринять как тонкий намек на возможные неприятности. Пожалуй, у Мордашова уже просто нет другого выхода: свой шанс — слияние с Arcelor — он уже упустил. Возможно, именно из этих соображений Абрамович, в свое время, и не дал ему обещанных денег на увеличение предложения люксембургской группе, и Мордашов не сумел перебить оферту Mittal Steel. Теперь же, по мнению Станислава Фоменко, аналитика ИК "Велес Капитал", для Мордашова слияние с другим участником сталелитейного рынка — "это эффект масштаба и вопрос имиджа". По словам аналитика, Мордашов "готов слиться с кем угодно". В случае, если объединение будет иметь место, Мордашову, несомненно, достанется крупная доля в компании. Правда, сие справедливо, только если речь не идет о деприватизации контрольного пакета. -- Укррудпром (Украина)
 
Новости рынка
Арматура
Сталь
Обработка металла