Поиск по сайту
Карта сайта
Зачем инвесторы из Республики Корея идут в Россию, что готова предложить им En+ и почему ядерные угрозы КНДР мало пугают бизнесменов в интервью агентству "Прайм" рассказал генеральный директор En+ Group Артём Волынец в рамках сеульской сессии Петербургского экономического форума. Беседовала Светлана Антонченко.Вопрос: Как вы оцениваете сегодняшний уровень сотрудничества России и Южной Кореи?Ответ: Мне кажется, мы только делаем первые шаги. Перспективы огромные, если не сказать феноменальные. Товарооборот между Россией и Китаем приближается к 100 миллиардам долларов и достаточно быстро достигнет отметки в 200 миллиардов долларов, как об этом говорили главы обеих стран. Оборот с Кореей сейчас примерно в 4 раз меньше, но при этом корейские компании зачастую умеют двигаться быстрее, чем китайские, и могут быть более агрессивными с точки зрения продвижения своего бизнеса.Вопрос: В каких сферах может пойти развитие отношений наших стран?Ответ: Первое и самое главное - это сотрудничество в области совместного развития крупных ресурсных, энергетических и логистических проектов на Востоке России. Корея основную часть потребляемых ресурсов импортирует: это и уголь, и железная руда, и сжиженный газ, и алюминий, и многие-многие другие. Импортирует из Африки, Австралии, Южной Америки. Зачем выбирать такой длинный путь, если все эти ресурсы есть рядом? Восточная Сибирь и Дальний Восток располагают богатейшими запасами полезных ископаемых, их освоение с ориентацией на азиатские рынки позволит экономически и социально развивать Восток России. Философия En+ базируется на этой идее - построить мост между ресурсами Восточной Сибири, Дальнего Востока и азиатским спросом - и привлечь, таким образом, инвестиции в развитие региона. Наши интересы полностью совпадают. Корейские инвесторы нам помогут. Очень важно правильно структурировать взаимоотношения - так, чтобы мы не просто продавали то, что накопали в земле. Необходимо создавать совместные предприятия, которые привносили бы на территорию России инвестиции, технологии, получали необходимое финансирование из Кореи. Важно, чтобы мы, в обмен на доступ к российским ресурсам, получали доступ к рынкам в Корее - для этого СП необходимо создавать не только на территории России, но и на территории Кореи. Или же вообще в третьих странах - например, создавать какие-то сбытовые организации, которые занимаются маркетингом товара.Вопрос: У En+ Group уже есть совместные проекты с южнокорейскими партнерами в России, Корее или в третьих странах?Ответ: "Русал" RUALR, в которой En+ принадлежит 48,13%, является сегодня самым крупным поставщиком алюминия в Корею - на ее долю приходится около 25% местного рынка. В прошлом году мы начали пробные поставки тувинского угля в Корею и уверены, что их объем вырастет. На днях планируем подписать Меморандум с одной из крупнейших корейских сталелитейных компаний SeAH о совместных инвестициях в разработку Агаскырского медно-молибденового месторождения в Хакасии. Мы ведем диалог с шестью разными корейскими компаниями практически по всем направлениям бизнеса En+, некоторые дискуссии более продвинуты, некоторые менее. Это уже мой шестой визит в Корею за последние 12 месяцев, и учитывая, что два года назад мы здесь вообще не появлялись - работа движется очень интенсивно.Вопрос: Чем конкретно Россия может привлечь южнокорейских инвесторов?Ответ: В первую очередь тем, что Россия - огромный регион с большим количеством ресурсов, необходимых Корее, которые до сих пор находятся в первоначальной стадии разработки. Поэтому сотрудничество в области добычи и переработки полезных ископаемых - это первый и важный шаг.Но этим, естественно, дело не ограничивается. Например, у нас есть проект по созданию высокотехнологичного прокатного комплекса на базе Красноярского металлургического завода (КраМЗ). И к этому проекту есть большой интерес корейских компаний, которые готовы в нем участвовать.Кроме того, мы чувствуем интерес со стороны корейских инвесторов к проектам создания бизнес-инфраструктуры в Сибири и на Дальнем Востоке - это отели, аэропорты и так далее. Я думаю, что регион Иркутска и Байкала особо привлекателен для корейских компаний, учитывая одну из легенд о том, что корейский народ произошел с берегов Байкала. Тема интересна для Кореи, в том числе, для того, чтобы генерировать туристический поток.Вопрос: Была информация, что китайская Norinсo может войти в проект создания прокатного производства на КраМЗе. Сейчас вы говорите о возможном южнокорейском партнере - означает ли это, что инвесторов будет несколько?Ответ: Интерес к проекту есть как со стороны китайских компаний, включая и Chalco, и Norinсo, так и со стороны корейских. Мы пока не остановили свой выбор ни на ком. Скорее всего, будет выбран один партнер. Я надеюсь, что до конца года мы выйдем на окончательное решение по реализации проекта.Вопрос: Мощность, как и планировалось, будет 420 тысяч тонн алюминиевого проката?Ответ: Нет, мы решили делать проект этапами. Первый этап - это 60 тысяч тонн алюминиевых плит, из них 45 тысяч тонн - закаленных, 15 тысяч тонн - незакаленных. Эта тема очень интересная, так как плиты используются в аэрокосмической промышленности, поэтому их можно использовать не только для строительства самолетов в России, но и поставлять на другие рынки. Мы хотим сначала посмотреть на экономическую выгодность первого этапа, и затем уже будем принимать решение о запуске второго этапа. Инвестиции в первый этап прокатного производства мы оцениваем примерно в 120-150 миллионов долларов.Вопрос: Как конфликт между КНДР и Южной Кореей может повлиять на экономическую ситуацию в последней, и на настроения инвесторов? Ответ: Этот вопрос не новый, существует он давно. Южная Корея часто живет в состоянии, когда Северная Корея делает заявления военного характера. Я спросил у наших корейских партнеров об этом, и они ответили, что ничего нового в этой ситуации нет.Вопрос: Вас эта ситуация не напугала?Ответ: Мы в Корее, а это значит, что не напугала. -- ПРАЙМ
 
Новости рынка
Арматура
Сталь
Обработка металла