Поиск по сайту
Карта сайта
Возобновив работу обжимного цеха на Донецком электрометаллургическом заводе (ДЭМЗ), российский холдинг "Мечел" доказал, что пришел в Донецк всерьез и надолго. Его доводы станут еще более вескими, если россиянам удастся объединить все сталеплавильные мощности, собранные на этом промышленном пятачке. А пока часть из них контролирует группа "Донецксталь" Виктора Нусенкиса.Пуск в работу остановленного полтора года назад обжимного цеха на ДЭМЗ не смог обойтись без легкого предвыборного флера. Такое уж нынче время. Случись подобное событие не в разгар избирательной кампании в местные органы власти, оно вряд ли вышло бы за рамки внутрикорпоративных мероприятий. Но 7 октября "перерезать ленточку" на ДЭМЗ приехали и мэр Донецка Александр Лукьянченко, и представители государственных администраций разного уровня – от областной до районной, и другие городские VIPы, в том числе генеральный директор ЗАО "Донецксталь-МЗ" Александр Рыженков, он же фигурант первой "пятерки" от Партии Регионов на выборах в горсовет Донецка. Да и вся церемония открытия проходила под лозунгом создания 600 новых мест на заводе. Правда, в лучшие времена в обжимном цеху трудились 900 человек. Справедливости ради отметим, что часть из них после консервации цеха была трудоустроена на других производствах ДЭМЗ.Обжимный цех приостановил работу в марте прошлого года, когда Донецкий электрометаллургический переживал, наверное, худшие времена в своей истории. Предприятие сидело в долгах, без запасов сырья и в полной неизвестности, кто же в итоге станет его хозяином. Российский "Мечел" свое присутствие на заводе юридически оформил лишь весной 2010. После этого на ДЭМЗ и начали наблюдаться определенные позитивные сдвиги. За 9 месяцев текущего года завод произвел более 530 тыс. тонн стали, что уже больше, чем за весь прошлый год – и это с учетом того, что в I квартале 2010 предприятие гораздо чаще "отдыхало", чем работало. При новых владельцах на ДЭМЗ было закуплено два новых погрузчика металлолома немецкой фирмы Fuchs, усовершенствована машина непрерывного литья, вследствие чего серийность разливки открытой струей выросла с 14-18 до 30-60 плавок. Однако возврат к жизни обжимного цеха стал самой масштабной из новаций, предпринятых "Мечелом" на Донецком электрометаллургическом заводе, хотя и не самой дорогой.Больших денег россиянам запуск цеха не стоил, поскольку в технологии они ничего существенно не меняли, достаточно было выполнить профилактику имеющегося оборудования. Однако в любом деле важен не столько старт, сколько финиш. Возвращение в строй обжимного цеха лишь тогда можно будет считать удачным ходом, когда "Мечел" сможет обеспечить его регулярную загрузку. А производственная мощность цеха составляет около 700 тыс. тонн проката в год. Причем это достаточно эксклюзивный продукт – горячекатаный прокат большого диаметра (до 350 мм) из углеродистых, конструкционных и легированных марок стали, в том числе и прошедшей термообработку. В СНГ такой прокат, кроме ДЭМЗ, способен производить лишь Оскольский электрометаллургический комбинат в России. Теоретически теперь мощность донецкого завода может вырасти до 1,5 млн тонн стальной продукции (в 2009 году он произвел 528 тыс. тонн). Но насколько ему удастся использовать этот потенциал, будет зависеть от гармоничности врастания ДЭМЗ в производственно-сбытовую цепочку "Мечела".Основная причина прошлогодней остановки обжимного цеха заключалась в том, что на ДЭМЗ перестали поступать давальческие слитки с соседней "Донецкстали". Это было связано как с финансовой несостоятельностью получателя, так и c изменениями рыночной конъюнктуры и производственной стратегии в группе В.Нусенкиса. Сегодня "Мечел" готов восполнить потерю ДЭМЗ за счет слитков, производимых на румынских метзаводах, принадлежащих российской группе. Продаваться донецкий готовый прокат будет также через сервисную сеть "Мечела" – в СНГ и Евросоюзе. Кроме того, и на "Донецкстали" тоже вроде не против вернуться к старой схеме сотрудничества с коллегами из ДЭМЗ, хотя бы частично. Присутствие на церемонии открытия обжимного цеха генерального директора "Донецксталь-МЗ" А.Рыженкова – косвенное тому подтверждение.Тут самое время вспомнить, что ДЭМЗ (ранее "Истил-ДМЗ") возник на базе расформированного Донецкого металлургического завода, но удержать под контролем все производственные мощности последнего не сумел. В 2000 году часть из них перешла к концерну "Энерго", вследствие чего и появилось ЗАО "Донецксталь-МЗ". Фактически на одной промышленной площадке, обладая общим земельным участком и инфраструктурой, стали работать два отдельных сталеплавильных завода, иногда жестко конкурируя между собой, а иногда кооперируясь. Самое интересное, что упомянутый выше А.Рыженков работал топ-менеджером сразу на двух предприятиях, мастерски избегая конфликта интересов между ними. "Рыженков был и является хорошим менеджером, он устраивал всех: и "Энерго" и нас. Можно сказать, что он был амортизатором отношений между двумя владельцами, между двумя частями завода. Он решал вопросы путем нахождения решения, выгодного для обеих сторон", – так охарактеризовал деятельность А.Рыженкова в одном из своих интервью бывший владелец ДЭМЗ, пакистанский бизнесмен Мохаммад Захур. Опыт Рыженкова, управляющего фактически одним, но разделенным промышленным комплексом в интересах двух разных хозяев, уникален не только в отечественной, но и в мировой бизнес-практике. В августе 2010 года он даже был удостоен звания Героя Украины. Пожалуй, А.Рыженкову с его профессиональными талантами сегодня уже несколько тесно в масштабах родного Донецка. Да и сидеть на двух стульях все равно неудобно. Но еще одну миссию, вероятно, придется выполнить именно ему. Речь идет о том, чтобы Донецкий металлургический завод снова заработал как единое предприятие. Организационные формы такого объединения могут быть разными, но, как утверждают источники на "Донецксталь-МЗ", В.Нусенкис уже консультировался с "Мечелом" относительно передачи своего завода под эгиду российской группы. Однако конкретных результатов этих переговоров ждут не ранее конца года. Хотя подобное развитие событий выглядело бы вполне логичным. Для В.Нусенкиса выплавка стали в шкале его бизнес-приоритетов всегда стояла на третьем месте, тогда как два первых принадлежат угледобыче и коксохимии. Особенно это чувствуется сейчас, когда ввиду общего подорожания сырьевых ресурсов в ГМК повысились и себестоимость выплавки, и доходность торговли угольной продукцией. Как известно, летом В.Нусенкис отказался от производства чугуна на "Донецкстали", чтобы весь кокс можно было отправлять на экспорт.К тому же денег на задуманное строительство современного электросталеплавильного комплекса на "Донецкстали" (хотя бы такого как на ДЭМЗ) предприниматель так и не насобирал. По предварительным подсчетам, необходимо хотя бы 200 млн долл. А теперь, когда ДЭМЗ ушел под крыло "Мечела", конкурировать с ним МЗ "Донецксталь", где все еще задействованы мартеновские печи, будет сложно. Намного проще продать (или сдать в лизинг) этот актив тому же "Мечелу". Россияне вряд ли откажутся от такого предложения. Ведь таким образом они, с одной стороны, избегают риска корпоративного конфликта с соседями (например, из-за общих коммуникаций),а с другой – достигают определенного синергетического эффекта. Ведь разделение в начале 2000 годов Донецкого МЗ на два отдельных предприятия не имело никаких экономических обоснований. Единственная причина – банальный передел собственности. Зато теперь в случае обратного склеивания двух осколков Донецкого металлургического завода можно сэкономить, и немало, на ликвидации дублирующих друг друга производственных процессов. А средства, накопленные за счет такой оптимизации, отправить на дальнейшую модернизацию производств. -- ИА "Минпром (Украина)"
 
Новости рынка
Арматура
Сталь
Обработка металла