Поиск по сайту
Карта сайта
Пятый по счету генеральный директор ПАО "ArcelorMittal Кривой Рог" Артем Поляков оказался самым непубличным. Российский топ-менеджер, уже работавший в Украине, отгородился от прессы на целый год. Однако недавний демарш профкома предприятия и обилие слухов вокруг него вынудили А.Полякова пообщаться со СМИ.– Артем Игоревич, как Вы оцениваете нынешнее состояние мировой металлургии, и как оно влияет на деятельность предприятия?– В 2008 году, как известно, случился мировой финансовый кризис, что повлекло за собой падение производства, которое через некоторое время восстановилось. Но в 2012 году опять наступило ухудшение: на смену финансовому кризису пришел структурный. Говоря простым языком: стали в мире больше, чем за нее готовы платить. Мы в очередной раз переживаем глубочайший кризис в нашей промышленности, который можно назвать кризисом несовпадения спроса и предложения. Он сопровождается падением цен, закрытием некоторых производств, сокращением объемов выпуска продукции и другими негативными явлениями. Из глобальных процессов в мире, которые затронули АМКР, я назову летний европейский кризис и некоторое торможение в Китае в августе и сентябре. Европейский кризис привел к тому, что в Европе резко упало потребление стали. Из потенциала в 200 млн тонн продукции в годовом измерении там купили всего около 130-140 млн тонн. Представляете, как падает евро и падает цена?! А раз падает евро, то европейские металлурги выходят на Средиземное и Черное море, – туда, где продаем и мы, – отчего страдает и АМКР. Насколько я помню, всего за 1 неделю цена за 1 тонну упала на 40 долл., потом произошло торможение в Китае. А эта страна плавит около 700 млн тонн стали в год, в месяц – около 60 млн. По всей же Украине ожидается выплавка всего 33 млн тонн за 2012, причем 5,7 млн тонн выпустит АМКР. Поэтому когда китайские металлурги только "пошевелились" и вышли на экспорт на те же моря, цена еще раз упала на 40 долл. Только по предварительным подсчетам, это уже привело к исчезновению 400 млн долл. из нашего бюджета.Это очень важно, ведь из 5,7 млн тонн мы реализуем в Украине только 15%, а все остальное идет на экспорт. Мы – часть мировой экономики, и все ее подъемы и падения мы ощущаем на своей шкуре. В этом году пока все идет вниз, и мы проигрываем.Мы – коммодити-производитель. Хороший пример такой продукции – белый сахар, все крупинки этого продукта абсолютно идентичны. Так же арматура и катанка, которые мы делаем. Это качественный товар, но он ничем не отличается от того, что выпускают "Северсталь", "Магнитка", "Метинвест"… Наш товар нужен всем людям, особенно там, где строятся дома. Но это приводит к тому, что отличие товара заключается только в печати производителя и уровне клиентского обслуживания. И если нет "правильной" цены, нет и продаж. Наш рынок – особенно конкурентный. Поэтому производители соревнуются друг с другом по себестоимости и резервах ее уменьшения. Кто максимально снизит себестоимость, тот и победит в конкурентной борьбе. У нас, увы, с себестоимостью – не очень! Все прекрасно знают, что, например, российские металлурги платят за 1 куб м. чуть больше 100 долл., а мы почти 500! В конкурентной борьбе нам очень тяжело. Поэтому, чтобы сохранить хоть какую-то прибыльность, нам надо резко сократить затраты. Сегодня мы гоняемся за каждым долларом, который можно найти. Поэтому сегодняшний наш девиз – "экономия везде". Везде где есть резервы, они должны быть изысканы и переведены в активы.К тому же преимущество, которым мы обладаем на Криворожье, в виде добычи собственного железорудного сырья, стало также нивелироваться. Цены на железорудное сырье падают, что с определенным временным лагом сопровождает падение цены на сталь. Соответственно, то преимущество, которое у нас было по сравнению с китайскими металлургами (мы работаем со своим ГОКом, а они вынуждены закупать железорудное сырье по рыночным ценам в Австралии), постепенно уменьшается. Для нас это не стало сюрпризом, и мы считаем, что структурный кризис будет только усугубляться. Исходя из этого, бюджет предприятия 2013 года – это бюджет не развития, а сохранения достигнутого. Единственный положительный момент, который можно назвать на декабрь 2012 года, – прогнозы на продолжение кризиса в черной металлургии сократились. Нам надо переждать 2013 год, а с 2014 мы, надеюсь, начнем вновь "отрастать". – Стоит ли в связи с этим ждать строительства в 2013 году крупных производственных и инфраструктурных объектов на АМКР? – У нас есть бюджет инвестиций. В 2013 году мы будем во что-то вкладывать и строить, но мы не будем возводить "замки". Мы станем инвестировать туда, где будет быстрый возврат, а таких мест на предприятии много. Они ведут нас к исполнению экологических и иных обязательств перед государством. И, соответственно, к более эффективному производству. Я назову газоочистку в конвертерах, реконструкцию аглофабрик, очистку воздуха на вращающихся печах известково-обжигового цеха, все, что касается внедрения мониторинга сточных вод, атмосферного воздуха по границе санитарно-защитной зоны, модернизацию и оздоровление коксовых батарей №5 и №6. В каждом оздоровлении есть экологическая составляющая, снижающая вредное воздействие на окружающую среду. – Актуальна ли задача о 100% обеспечении коксом собственного производства?– Насколько я знаю, мы никогда ранее не были самообеспечены коксом. Нет такого и сейчас. Но это не проблема в сегодняшней экономической среде. Может быть, через год жизнь принесет нам ее новое понимание.– На сколько процентов загружены сейчас производственные мощности предприятия?– Мы работаем на максимуме возможностей. Но в разных переделах по-разному загружены мощности. Могу сказать, что завод работает на полную мощность по чугуну, что является для нас определяющим. Есть еще небольшие резервы в агломерации – если получится повысить коэффициент надежности работы оборудования, а у нас это в последнее время получалось. В прокате есть еще дополнительные мощности, но они пока не задействованы. – В текущем году на АМКР наблюдается рост производства. Это предполагает и увеличение продаж, в связи с этим изменился ли у комбината рынок сбыта? – Совсем новыми рынки сбыта назвать нельзя. Основными у нас остаются ближнее зарубежье, Африка, Ближний Восток. Они не новые, но идет реструктуризация продаж, появляются новые клиенты, выпускается новый сортамент продукции, упаковки, меняется клиентское обслуживание, новая команда у нас и в операционном управлении, которая достигла стабильности производства. Вот эти "согласованные усилия" всех участников процесса и приводят к тому, что по итогам 2012 года мы должны выпустить 5,5 млн тонн проката по сравнению с 4,84 млн тонн в прошлом году. Плюс нам помогает в продажах определенная экономическая специфика: мы производим арматуру и катанку, которые нужны каждому человеку, строящему жилье. Вопрос только один: как до него достучаться, возбудить его интерес и привлечь работать именно с нами, а не с конкурентами. – Насколько вы самостоятельны в выборе покупателей, и как на деятельность предприятия влияет головная компания?– Ответственность за финансовый результат работы и показатели производственного процесса лежат на нас. И мы вправе сами решать, кому и куда продать, при условии соблюдения нескольких принципов. Относительно помощи со стороны большой транснациональной группы – я был частью и большой транснациональной группы, и отдельной локализованной группы. И могу вам сказать, что транснациональная компания – это кладезь знаний, навыков, советов и подсказок, как сделать лучше продукцию, реинжиниринг бизнес-процесса. Быть членом транснациональной компании – это хорошо, так как у тебя будет доступ к ноу-хау, которого у других может не быть. Кроме того, в минуты финансовых испытаний, за счет диверсификации рынков, в компании могут помочь нуждающемуся предприятию, перекачав на некоторое время финансовые ресурсы, понимая, зачем это делается и ожидая соответствующей отдачи. Но тяжесть настоящего момента в том, что сегодня кризис повсеместный, он затронул весь мир, и особенно тяжело в Европе. Поэтому надеяться, что у кого-то можно перекачать ресурсы, – не получится и мы надеемся только на себя.– Каковы перспективы развития украинского рынка для реализации продукции АМКР?– Негативные, мы ожидаем сокращения спроса. В частности, в связи с завершением больших проектов, каким, например, был Евро-2012. Снижается и внутреннее потребление – мы это почувствовали еще до наступления зимы. Мы предполагаем, что данная тенденция сохранится и в 2013 году, особенно учитывая правительственные прогнозы по ВВП. Наш потребитель – это стройка, которая является индикатором промышленного роста. Нет роста ВВП, нет строек, нет потребления бетона, цемента, арматуры… – Вашу компанию часто обвиняют в невыполнении инвестобязательств, особенно в сфере экологии…– ФГИУ регулярно и системно проверяет нас – и только это является объективным мерилом истины. После приватизации АМКР проверяли 26 раз. А результаты всех последних проверок, включая сентябрьскую, одинаковы: обязательства выполняются! Это касается и экологических мероприятий: все, что мы обещали правительству по инвестобязательствам, – мы делаем. На 2013 год, как я уже говорил, запланирован ряд мероприятий с природоохранным уклоном. Например, реконструкция конвертерного цеха ее экологическая составляющая будет включать установление газоочисток и системы дожигания СО2 после конвертеров; установка систематического мониторинга не только технологических показателей, но и выбросов. Мы будем модернизировать известково-обжигательный цех, в частности фильтры, установленные после вращающихся печей, с 1 по 5. Там мы тоже достигнем 50 мг/куб. м выбросов, согласно инвестобязательствам. 5 и 6 коксовые батареи, которые уже сейчас стоят на консервации, будут реконструированы вместе с их системами газоочистки.Добавлю еще одно важное мероприятие, реализацию которого мы заложили в наш бюджет: мы готвоимся к полному закрытию в конце 2013 года мартенов. Они, вместе с аглофабриками, – главные загрязнители окружающей среды. Поэтому когда у нас это получится, экологическая обстановка вокруг нас сильно изменится.Закрытие мартенов – непростой процесс и комплекс сложных вопросов: логистики, производства и персонала. Так, произойдет высвобождение рабочих, которых надо будет дополнительно трудоустраивать или сокращать. В свою очередь, конвертерное производство, в составе 6 конвертеров, "должно научиться" всему тому, что делает мартен. Ведь мы не хотим терять объемы производства по жидкой стали. – В связи с этим планируются ли структурные преобразования в управлении и производстве?– Мы не отказываемся от идеи аутсорсинга таких подразделений, как общепит, медицина, транспорт. Сейчас мы взяли тайм-аут, чтобы подумать и правильно сделать это. Также может быть выведен в аутсорсинг копровой цех. Это передовые технологии, так делает группа "ArcelorMittal". Централизуются ремонтные службы с высвобождением небольшого числа персонала. А в будущем стоит подумать, как наш механоремонтный комплекс сделать, возможно, дочерним предприятием. Ведь тогда МРК сможет отдавать работы "на сторону" другим предприятиям металлургии. А это даст людям, занятым в нем, возможность заработать дополнительные деньги.– Пару лет назад ваш предшественник Жан Жуэ заявлял, что на предприятии запланировано довести численность машин непрерывной разливки стали до 5-6 единиц. Сколько в настоящее время МНЛЗ эксплуатируется у вас? – Пока одна, которая производит 1,2 млн тонн стали в год. В настоящее время закупка новых МНЛЗ не планируется. Хотя мы понимаем, что за ними будущее, и нам не избежать модернизации производства.– Есть ли в среднесрочной перспективе в планах компании приобретение дополнительных активов в регионе или в Украине?– Наша стратегия – сохранение и укрепление того, что у нас уже есть. Поэтому прямого ответа на ваш вопрос нет. Мы пытаемся сделать так, чтобы эффективно работало то, что нам уже принадлежит: карьер в Бериславе и терминал в Николаевском порту.– Какие у вас отношения с профсоюзом предприятия, и какими вы видите дальнейшие пути решения возникших разногласий? – Профсоюз – это представитель трудового коллектива, партнер по социальному диалогу – именно так я к нему и отношусь. Я признаю право профсоюза требовать, соглашаться, утверждать все что угодно, но в рамках действующего законодательства. На этом я и буду строить с ним отношения. Моя задача как гендиректора обеспечить успех этого предприятия. Успех – это и прибыльность, и поддержание объемов производства, которые ведут к ней, и выполнение социального пакета для людей, работающих на предприятии. Вы заблуждаетесь, если считаете, что подписание приказов о сокращении численности работников – для меня большая радость. Это обязанность, от которой мне трудно уклониться в текущей ситуации, когда надо бороться за производительность труда на одного работника, чтобы выиграть в конкурентной борьбе. Сегодня у нас в метпроизводстве (не считая ГОКа и КХП) показатель производительности труда едва достигает 200 тонн стали на 1 человека. А предприятия, с которыми мы соревнуемся, производят больше 400! Так что я должен делать? Я должен понимать, что происходит в мире и думать о большом коллективе и о методах, которые обеспечат стабильность? Или наслаждаться текущим положением и позволить персоналу славить друг друга, утверждая: "Мы лучшие"?! Да, мы не самые лучшие, если множество предприятий впереди нас. "Северсталь" производит свыше 400 тонн продукции на одного работающего. Даже здесь, в Украине, есть предприятия, который уже производят почти 400 тонн стали на 1 работника, – та же "Азовсталь"! – Насколько обосновано утверждение профсоюза, что в планах руководства предприятия есть положение о сокращении 17 000 работников до 2017 года включительно?– От повышения производительности труда и определенного сокращения нам не уйти. Поэтому я пока подписал приказ о сокращении 446 должностей. Говорить о том, что к 2017 году у нас будут работать 12 600 человек – рано, никаких решений по этому поводу не принималось. Периметр предприятия еще обсуждается, а заявлять о какой-либо программе, когда неизвестны цели, ее экономически обоснованные шаги – преждевременно. Понятно, что мы будем следить за действиями конкурентов, и кое-какие высвобождения персонала произойдут.– Прокомментируйте ситуацию с неплатежами подрядчикам и информацию о том, что ранее марта 2013 года им не стоит ожидать полного расчета за выполненные работы?– Буду откровенен: есть сложности. В условиях снижения получения выручки корректируются и наши планы. Мы говорим с подрядчиками откровенно: да, нам тяжело, в первую очередь мы платим налоги и зарплаты нашим работникам, но все наши обязательства перед подрядчиками выполняются и будут выполнены в полном объеме.– Насколько реально воплощение идеи о выпуске на АМКР абсолютно новых, более технологичных видов продукции? – До наступления 2012 года такие разговоры велись и подобные идеи обсуждались. О том, чтобы, например, на нашем заводе организовать производство плоского проката, который у нас не выпускается вообще. Но в сегодняшних условиях такие разговоры лишены хоть какого-нибудь экономического смысла. Может быть, в будущем, но не сейчас.– Комбинат получит прибыль по итогам этого года?– Мы закончим год со значительными убытками, причем еще до налогообложения. За 9 месяцев 2012 года финансовый результат от обычной деятельности АМКР был отрицательный, а к концу года объем убытков, по нашим оценкам, возрастет в полтора раза. И после налогообложения по итогам года окончательный размер убытков возрастет еще на две трети. -- ИА "Минпром (Украина)"
 
Новости рынка
Арматура
Сталь
Обработка металла